mdХорошим книгам редко везет с аннотациями, и чем лучше книга, тем сложнее отформатировать саму ее суть так, чтобы она влезла в положенные 5-7 строчек, с порога понравилась читателю и при этом не превратилась в стандартно-рвотное каково. («Эта книга о любви, о жизни и о том, каково это…» — примерно так лет пять-шесть назад начинался каждый второй присланный мне книжный пресс-релиз, а каждый первый на этом же и заканчивался.) Но «Маленькому другу» Тартт, как мне кажется, в этом отношении пришлось куда тяжелее, чем прочим хорошим книжкам. Ведь если пытаться описать в трех строках, что там вообще происходит в романе, придерживаясь видимых сюжетных опор, то несведущему читателю легко может примерещиться, что это детектив, ну или на худой конец бойкие приключеньица.

Убили мальчика, девочка расследует – у Тартт в принципе все романы можно описать по этакой схеме (Убили мальчика, мы и убили-с. Маму пришили и картинку сперли.), но это совершенно не значит, что эта схема будет правильной или хотя бы сколько-нибудь верной. И если «Тайную историю» еще можно как-то уложить в голове до whydunit’a, а «Щегла» с натугой свести к кэмповому диккенсовскому сюжету, то с «Маленьким другом» этот фокус не проходит совершенно. Здесь нет детектива, здесь нет сюжета в его традиционном жанрово-фабульном представлении, когда события укладываются в линию, чем-то напоминающую биение сердца на мониторе: актант что-то сделал, актанту что-то сделали – клиффхенгер – актант жестоко пожал плоды своих/чужих действий – клиффхенгер, бип, бип, бип.

Сюжет романа «Маленький друг» заключается отнюдь не в том, что вот здесь убили мальчика, а вот здесь его сестра пытается найти убийцу, а между этими двумя событиями лежат какие-то картинки и разговоры, которые все это как-то объединяют в одну читабельную схему. Сюжет романа «Маленький друг» — это отнюдь не ровная линия, разбавленная взлетами и падениями сюжетного ритма. Это, если угодно, много-много отдельных нитей, которые с каждой новой страницей романа постепенно стягиваются в один клубок, в центре которого оказывается одинокий книжный ребенок – заносчивая, высокомерная, страшно недолюбленная девочка Гарриет. Гарриет смерть брата сама по себе – отдельно от общей атмосферы — совершенно не важна, любое событие могло стать катализатором того, что с ней случилось дальше, а случается с ней самое страшное, что может случиться с бесприютным ребенком – взросление.

Гарриет растет в довольно многолюдной семье, которую навеки разломала и раскидала огромнейшая трагедия – смерть ребенка. Семья и до этого была склонна к мифологизации окружающего мира, бесконечные тетки, дядьки, бабки и двоюродные кузены словно бы так и застыли в девятнадцатом веке, в постапокалиптическом мире, случившемся после того, как их победили янки – янки с резкими голосами и дурными манерами. Несмотря на то, что действие происходит в середине семидесятых годов двадцатого века, порой в романе наступает отчетливое ощущение несгибаемого века девятнадцатого: оттуда пахнет ветивером, которым прокладывали белье в сундуках, стоят на каминных полках потемневшие фотоснимки, все, включая детей, прекрасно помнят, что за натюрморт рисовала тетушка Либби, когда в начале века училась в академии художеств для приличных девиц, и все-все-все беспрестанно об этом разговаривают. Стоит чему-то случиться, как старшие Кливы, будто пауки, ухватывают информацию и цепко оплетают ее дымкой воспоминаний, превращая ее в симпатичные временные кокончики: завтра для них не существует, потому что они всегда живут в идеальном, золотом, пахнущем ветивером вчерашнем дне.

И вот в таком мире вырастает девочка Гарриет. Ее отец – неприятный, вспыльчивый мужик, явный предшественник Ларри Декера – живет с любовницей в другом городе, поддерживая видимость семейной жизни исключительно ради престарелых родственниц. Ее мать десятый год сидит на транквилизаторах и, сказать по правде, умерла ровно в тот день, когда погиб ее старший сын. Старшая сестра, единственный свидетель произошедшей катастрофы, оказалась так этим травмирована, что провалилась в какую-то экзистенциальную топь, по большей части состоящую из снов и грез. Гарриет – живая, бойкая и очень любопытная девочка – по сути осталась одна на свете. Она никого не любит, потому что любить ей в общем-то и некого. Во всей книге у Гарриет есть два человека, к которым она чувствует неумелую, невыразимую, незнакомую ей любовь – их домработница Ида и ее старшая двоюродная бабка Либби, но дальнейшая, взрослая жизнь, уж простите за спойлер, заберет у нее и их.

Гарриет взрослеет, взрослеть при этом совершенно не умея. Не то чтобы кто-то это вообще умел, но Гарриет в реальной жизни никогда и не жила, она росла в мире, который за нее придумали и рассказали тетки – с вымышленным старшим братом, с рассказами о былом величии дома Кливов, с всеми этим охами и ритуальным оплакиванием сервизов с бубенцами, ковров, люстр, лепнины и стрелы, которой пытались убить прадедушку. И когда наступает неизбежный момент выкукливания из этого мира, выхода из темного полусонного дома на свет, Гарриет начинает паниковать. Она не знает, как жить, у нее нет цели в жизни, она хочет быть Жанной д’Арк и Гудини, а вокруг нее цветет нажористая половозрелость сверстниц, ее собственное тело вот-вот ее предаст, девочки вырастают и не становятся Гудини, они, к ужасу Гарриет, становятся женами, балеринами или медсестрами, но потом все равно женами. И тогда Гарриет, в попытках навеки остаться в идеальном, рассказанном для нее мире, выдумывает себе такую же, имеющую мало отношения к реальности цель – найти убийцу брата. С тех пор, как погиб Робин прошло двенадцать лет. Когда он умер, Гарриет было полгода. Расследование зашло в тупик – да и по правде сказать, у Тартт в романе несколько раз легонько так проступает намек, что это и убийством-то не было.

И вот отсюда начинается один из самых страшных и прекрасных романов взросления, который только можно было придумать – большой-большой рассказ о том, как Гарриет пыталась всеми силами вцепиться в книгу, в историю, в сюжет, чтобы навсегда остаться в своих двенадцати годах и ни разу, ни разу не встретиться взглядом с ужасающим пониманием того, что настоящая жизнь никакого сюжета не имеет. Настоящая жизнь, притопленная, правда, в разноцветных наркотических приходах, разворачивается практически рядом с Гарриет – в семействе Рэтлиффов – с нищетой, насилием и кучей родственников, которым до тебя (в отличие от родных Гарриет) до тебя ой как есть дело. И собственно все вот эти разные, разнооформленные ниточки сюжета под конец и спутываются в единый клубок ровно в том самом месте, когда два этих мира сшибаются и Гарриет неминуемо взрослеет.

Это, конечно, роман о смерти, но никак не о смерти Робина. Он о мучительном, бессюжетном умирании внутреннего ребенка, а это, может быть, и еще страшнее.

Аватар

Written by BiggaKniga

34 комментария

Аватар chris za

какой «вкусный» отзыв. уже предвкушаю занимательное погружение в еще один мир тартт :)

Reply
Аватар ulsa

Помню, с электронной версией «Щегла» была какая-то ерунда. «Маленький друг» на литресе продают нормальный, официальный?

Reply
Аватар BiggaKniga

Чего не знаю, того не знаю, поэтому точно сказать не могу. Знаю только то, что в интернете сразу же появился бесплатный вариант для скачивания под новой обложкой, но там был старый перевод.

Reply
Аватар Майя

Потрясающе о «Маленьком друге», спасибо вам огромное, Настя.
«Один из самых страшных и прекрасных романов взросления, какой только можно придумать». Ну да, вы гений понимания, чивоуштам.

Тут вот я сегодня о вас вспоминала. Как всегда с благодарностью и любовью. Примите:
http://majstavitskaja.livejournal.com/245900.html

Reply
Аватар BiggaKniga

Майя, спасибо вам огромное, я прямо растрогалась, мне очень приятно это читать!

Reply
Аватар vendulka-geller

Настя, только вчера закончила читать «Маленького друга» и пост ваш не открывала до этого, боясь спойлеров =) Во-первых, спасибо вам за перевод! Упоительное чтение (как и Щегол, впрочем). Так вот вы знаете, у меня были те же мысли по поводу аннотации. Один мой коллега (вечно сующий нос в книжки, лежащие у меня на столе) прочитав аннотацию на последней странице странным голосом спросил «и тебе интересно ПРО _ТАКОЕ читать». По интонации было очевидно что «про_такое» мне читать ну никак не может быть интересно, более того, чтение «про_такое» наверняка заставило его взглянуть на меня другими глазами. Я сама аннотацию только после него прочитала и поняла, что я вообще не про это читаю, как, собственно, и Таррт не про_такое пишет, но объяснять ничего не стала.

Reply
Аватар BiggaKniga

Спасибо вам большое за теплые слова! Да, мне всегда жаль, что Тартт пытаются продать как детектив, хотя это и понятная политика. Но все-таки это роскошный роман взросления, я бы его подросткам прописывала в школьную программу, уж они бы лучше всего поняли.

Reply
Аватар Мух

Ну слушайте, что ж такое, Анастасия?! Я читал «Друга» год назад, ещё до вашего перевода, и, в общем-то, не собирался перечитывать в ближайшее время (акцент на слове «ближайшее», ибо я поклонник Тартт), но после этого вашего отзыва прям так и хочется вот-вот перечитать, и, конечно, в вашем переводе (тем более вспоминая о том удовольствии, которое доставил «Щегол»). Благо моя фиговая память в качестве единственного бонуса-плюшки дарит возможность наслаждаться вновь и вновь)))
И ещё лит.вкусы у нас с Вами в целом схожи (ну, не считая «грязь, кишки, кровища» :) , заметил, особенно прочитав пост с итогами 2015 и коменты к нему.
Надо во всяком случае купить «Маленького друга», тогда точно не забуду перечитать. Спасибо за Тартт, и за отличные воодушевляющие отзывы!

Reply
Аватар BiggaKniga

И вам спасибо, и, право же, Тартт можно перечитывать всегда.

Reply
Аватар Анна

Анастасия, спасибо Вам огромное за перевод «Маленького друга»! Эта книга стала моим первым — и совершенно ошеломительным — знакомством с Тартт. Сейчас читаю «Щегла».
Честно говоря, «Маленький друг» был нелегким чтением. Из-за узнавания, конечно.
Я позволила себе написать что-то вроде маленькой рецензии на эту книгу. Не знаю, согласитесь ли Вы с моими впечатлениями.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=969673776440769&id=100001944687101
Еще раз огромное спасибо!

Reply
Аватар BiggaKniga

Анна, пожалуйста:) И спасибо вам за такой роскошный отзыв. Я всей душой болею не только за то, чтобы как можно больше народу прочло именно этот роман Тартт, но и прочло его именно так как он задуман, без оглядки на аннотации и ожидания. Рада, что вам это удалось.

Reply
Аватар Nikolajs Ceipe

Большое спасибо за перевод!
Читал немного в рваном ритме, по этому не заметил намеков на то, что смерть Робина — не убийство. Быть может, уточните?

Reply
Аватар BiggaKniga

Там есть отдельный такой сюжетный виток-ответвление: сны и видения Элисон, которая вскоре после трагедии начинает видеть сны двух типов: 1) желтое предгрозовое небо и как будто что-то полощется на ветру туда-сюда и 2) как она прыгает с дерева и летит. Последний сон она и пытается повторить: спрыгивает с дерева много раз подряд да так, что ломает косточку в подъеме. Мне кажется, это и может быть тем самым намеком на то, что смерть Робина была несчастным случаем: возможно, он прыгал с дерева (устраивал что-то вроде тарзанки, еще во что-то играл, связанное с прыжком с дерева и веревкой) и запутался в веревке, и именно это увидела Элисон. (Она, как мы помним, совершенно точно была во дворе, когда погиб Робин.)

Reply
Аватар Nikolajs Ceipe

Большое спасибо, очень любопытно. Как раз на сны Элисон почему-то не обратил внимание, очевидно, что зря.
Да, поскольку за «Маленького друга» спасибо уже сказал, говорю спасибо за «Щегла»!
Как-то всегда любил Бретта Истона Эллиса, а благодаря «Щеглу» познакомился с Тартт. Представляю, какая у них была компашка в колледже :)

Reply
Аватар Таня

О том, что полощется на ветру. В воспоминаниях Элиссон это что-то белое, похожее на простыни. В романе же говорится о том, что Ида устроила в этот день незапланированную стирку, развесив белые рубашки, которые на ветру трепыхались, размахивая руками. Видимо это и вспомнила Элиссон, и кроме того брата, прыгавшего с дерева и запутавшегося в веревке

Reply
Аватар карина

Очень хотела бы прочесть ваши рецензии на «Тайную историю» и особенно «Щегла»)

Reply
Аватар Лилия

Это действительно книга и настоящая серьёзная литература, заставляет и думать и переживать и сопереживать. Для меня это самая лучшая книга автора и спасибо за перевод. Сюжет просто кричит «мы в ответе за тех кого мы приручили».

Reply
Аватар BiggaKniga

Лилия, и вам спасибо, рада, что книга вам понравилась. Я считаю, что это лучший роман Тартт.

Reply
Аватар mari mari

Спасибо вам за рецензию. давно еще скачала себе книгу, потому что видела, что вы про нее написали, но прочитала только сейчас, и снова нашла вашу рецензию. У меня тоже было ощущение, что в книге конец 19 века и только по внешним признакам типа названий фильмов и шоу стало понятно, что речь идет о середине 60х. Это совершенно поразительно.
Правда, мне хочется, чтобы кто-то сказал, что у Харриет был не менингит и что с ней потом все было в порядке. Слишком болезненно было про нее читать.

Reply
Аватар BiggaKniga

Спасибо и вам, рада, что книга вам понравилась, только если у вас в переводе девочку звали Харриет, то вы читали перевод, который, к сожалению, мало имеет отношения к роману Тартт.

Reply
Аватар mari mari

я знала, что вы заметите. я читала в оригинале, русская транскрипция Гарриет для меня убивает все очарование этого имени (я понимаю, что иначе его в книге транскрибировать нельзя, но сама не могу себя заставить).

Reply
Аватар Irina escoffery

Я вот и купилась на аннотацию. Хотела почитать легенький детективчик, нашла Маленький друг. Никогда не слышала имени Донна Тарт. И вдруг такой роман, столько глубины, эмоций, сложных отношений. Потрясающе. Только вот все жду, а где же детектив? Кто же убил мальчика?
И вот нашла вашу аннотацию. Как верно вы все определили. Роман о взрослении. Мир подростка у Тарт вывязан ажурно в таких темных драматичных тонах. Читаю, наслаждаюсь. Узнаю себя подростком в Гарриет. В смысле, никому до меня дела не было, недолюбовь в этом возрасте очень травматична.
Перевод ваш восхитительный.
К сожалению, не могу согласиться с тем, что книгу нужно обязать для прочтения в школе. Эта книга для тех, кто читает, любит и ценит слово.
Почитайте отзывы в Флибусте о Пропасти во ржи. Я думала, это шутка, что русские читатели пишут такое об этом романе. Оказалось, нет, на полном серьезе называют роман фигней и тд.
Огромное спасибо за ваш потрясающий перевод. Знаю, как это сложно, сама когда-то баловалась.
Открыла два замечальных автора, Вас и Донну Тарт.

Reply
Аватар Ирина

А я сразу поняла,что это произведение об одиночестве подростка в своей семье,в этом мире.Правда,хотелось бы развязки более конкретной,всё-таки для меня осталась некая недосказанность.Я даже не поняла,что дочитала до конца.Извините меня,продвинутые читатели и ценители литературы. Спасибо за перевод.Это 2-е произведение Донны Тартт,которое я прочла,1-е-«Щегол».

Reply
Аватар Альбина

Проглотила книгу на одном дыхании. Мир Гарриет живой, по-детски непосредственный, но иногда по-взрослому одинокий и пугающий затянул и тронул до глубины души. Для меня это было не про детективную историю, а про то, что ребенок, окруженный таким количеством родственников, живет в полном одиночестве и внутренней изоляции. А ведь у родственников нет особых дел, работы и пр. Они просто варятся в выдуманных будничных проблемах, фокусируясь на ерунде, но упуская главное: не давая ребенку чуточку любви и внимания, которые так ему нужны.

Открытый конец для меня видится не очень позитивным, Гарриет не будет легко, она и дальше будет бороться с матерью, миром, самой собой. Но с такой напористостью и целеустремленностью она может очень далеко пойти.

Пролистала много рецензий, но не нашла одного ответа. Либби говорила про мужскую шляпу на кровати. Но потом о ней упомянул и Дэнни. Как думаете, что эта шляпа значила? О чем Тартт намекнула? Не могу перестать думать об этом )))

Reply
Аватар Алла

Прекрасный роман, правда перегруженный деталями и пустыми диалогами бабушек, но дающий пищу. Хочется конкретной развязки, простите за банальность. Да, это не детектив, но ведь хочется знать, кто убил. Это точно не несчастный случай. Это немотивированное насилие, на которое способен наркоман. Шляпа, некая подсказка, вроде носит ее Денни, но он явно донашивает за старшим братом. И вот думается мне, что это Фарш (говорящее имечко). Зло разрушило семью, и оно должно бумерангом вернуться. Пока Гарриетт этот механизм не запустила, дом был во сне.
Под конец проснулась мать, приехал отец, сестра перестала спать. Вроде как к лучшему.
Тема «дом — территория большой нелюбви» очень хорошо описана во всех романах Тартт. Такое видимое благополучие, и никто никому не нужен, это самая главная примета времени. Настоящий писатель всегда глубоко и тонко чувствует нерв поколения.
Мне показалось, что это не про взросление. Гарриетт-уже взрослая, голова работает блестяще просто гениально. Она людей понимает больше, чем они про нее. Просто, когда такая семья, варианта два: либо спать, либо стать взрослым и действовать. Ей бы еще несколько лет продержаться и уехать подальше за самостоятельной жизнью.
Весь роман думала, что Хилли -маленький друг, и вдруг реплика отца про Денни. Папа, черт побери, ты где был? Может благодаря Робину , а он единственное светлое пятно в жизни Денни, у него еще будет шанс.

Reply

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *